психологические консультации
Екатеринбург
Оставьте номер телефона, и я перезвоню
нажимая на кнопку, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Оставьте номер телефона, и я перезвоню
Нажимая на кнопку, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Оставьте номер телефона, и я перезвоню
нажимая на кнопку, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Статьи психолога Татьяны Бажовой
Терапия

ПОГРАНИЧНОЕ РАССТРОЙСТВО ЛИЧНОСТИ

Для краткости укрою его под аббревиатурой ПРЛ. Иногда буду употреблять слова “пограничник” или “пограничка”, тут нет пренебрежения или унижения, просто профессиональный жаргон.

Признаюсь, пограничники - мои самые любимые и нелюбимые типы. Ух, сколько я их встречала - не перечесть! Это мои лучшие друзья и худшие враги, близкие и дальние родственники, одноклассники и одногруппники, коллеги и клиенты. Психологи и психотерапевты признаются, что не любят пограничников. Оно и понятно: клиентов понимают, а не любят, но кроме шуток, отношения с пограничником - без преувеличения ад и Израиль.

Пограничник - как губка - вобрал самое тёмное и мутное из остальных типажей. И не выжил бы в процессе эволюции, если бы судьба не отсыпала обаяния и других талантов сверх меры.

Как параноик, ПРЛ ожидает подвоха и злонамеренности, боится быть уничтоженным.
Как шизоид, бросает равнодушный мир первым, удаляется во внутреннюю Монголию.
Как шизотипик, склонен к магическому мышлению и убеганию в выдуманные миры книг, фильмов, сериалов, музыки.
Как антисоциал, способен на агрессию, хулиганство, промискуитет, злоупотребление алкоголем и остальными сомнительными субстанциями с точки зрения закона и нравственности, не придерживается долгосрочных планов.
Как истеричка, выбирает драму, привлекает внимание эксцентричным и соблазнительным внешним видом, поляризует, не оставляет других равнодушными, вызывает фанатичное обожание или жгучую ненависть.
Как нарцисс, манипулирует, неэмпатичен, перескакивает из одних отношений в другие, идеализирует, обесценивает, страдает от низкой самооценки.
Как избегающий, ПРЛ ускользает из отношений, близости, компании, избегает привязанности и одновременно желает привязаться к первому встречному и сдать пароли и явки.
Как зависимый, ПРЛ с трудом овладевает навыками бытового и социального самообслуживания, вызывает у окружающих жалость и желание оберегать от суровой действительности.
Как обсессивно-компульсивный, защищается от хаоса и тревоги с помощью ритуалов.

ПРЛ сравнивают с хамелеоном, который ловко и без усилий вводит в заблуждение даже матёрых диагностов, неосознанно становясь то одним человеком, то другим.

У пограничника аномальная память. Будто житель планет из книги “Маленький Принц” Экзюпери: сегодня он Принц, завтра - Роза, послезавтра - Лис, а также король, честолюбец, пьяница, деловой человек, фонарщик и картограф. И пока живёт на одной планете, не помнит, что было на другой. Про такого человека скажут - у него семь пятниц на неделе: сам он этого не замечает и обижается, когда слышит обвинения в непостоянности. Пограничка удивительно описывает окружающий мир и люди годами помнят её прозорливые замечания, а она, как рыбка Дори, уже забыла. Парадоксально, что сама эти чудовищные провалы не отмечает: чтобы заметить, нужно помнить. Следствием забывчивости становятся хронические опоздания, потерянные бумаги, неоплаченные штрафы, пропавшие билеты, просроченные продукты в холодильнике. Вот какой рассеянный с улицы Бассейной!

До сих пор идут дискуссии об уместности понятия “пограничная” личность. Предлагают переименовать в “циклоидную”, подразумевая некоторую цикличность состояний ПРЛ. Из-за смены этих периодов настроения пограничное расстройство часто путают с биполярным расстройством, но БАР вызвана внутренними факторами, а ПРЛ - внешними. У некоторых людей, кстати, поставлен диагноз одновременно БАР и ПРЛ. И это тот ещё коктейль!

Считается, что пограничник формируется в результате регулярного насилия в раннем детстве. Холодная и агрессивная мать, отец, другие близкие родственники или ухаживающие взрослые воспользовались беспомощностью малыша, а он сформировал соответствующие защиты, чтобы выжить. Плохая память, сложности в определении эмоций и границ, недоверие к окружающим, манипуляции, злоупотребление психоактивными субстанциями и высокая вероятность суицидального и парасуицидального поведения - такова плата за детство, полного насилия - физического и психологического.

Поэтому я всегда говорю: заводить детей можно только психически взрослым людям, понимающим, что насилие в отношении ребёнка - это табу. Детей бить нельзя! А ещё нельзя пренебрегать и гиперопекать. В противном случае цикл насилия замыкается и выросшие измученные дети сами становятся мучителями - вольно или невольно.

У большинства пограничников не было счастливого детства и они так до конца и не выросли.

Про ПРЛ говорят, что это люди будто с ожогами третьей степени по 90% поверхности тела, настолько они чувствительны к внешнему воздействию. Что угодно может стать детонатором: косой взгляд, неудачная шутка, даже ненастная погода или внезапная пробка на дороге. И тогда ПРЛ выдаст агрессию на окружающих или на себя. Среди ПРЛ много людей регулярно наносят себе вред: порезы кожи, прижигание сигаретами, набивание татуировок с подсознательным мотивом причинения боли, частые как будто случайные ушибы, переломы, сотрясения. После травмы многие тщательно и со знанием дела лечатся, знают множество секретов по заживлению шрамов и накладыванию пластырей. Или - наоборот - забрасывают раны и с каким-то мазохистическим удовольствием наблюдают за ухудшением состояния.

ПРЛ не обязательно причинять себе прямой вред. Они “с успехом” травятся алкоголем, табаком, фастфудом в неограниченном количестве или - наоборот - держат себя в чёрном теле изнурительного спорта и сурового ЗОЖа с элементами безжалостного аскетизма. ПРЛ с равной вероятностью встретишь в пятницу вечером за барной стойкой пьяным в стельку или в понедельник рано утром за выполнением сложной асаны. Он или воинствующий атеист или фанатичный верующий. Никаких полумер - всё или ничего.

На эти качели и подсаживаются друзья и любовники пограничников. Кажется, что этот человек живёт на всю катушку, не знает страха, сомнения, неуверенности. “Полюбить - так королеву, проиграть - так миллион!” Это иллюзия, но в момент эйфории и ПРЛ, и окружающим страстно хочется верить в то, что границ нет и любая мечта осуществима, стоит только захотеть и протянуть руку. Именно пограничник в наилучшем расположении духа способен украсить вечеринку, свадьбу, любой движ. Даже без алкоголя он заразит пронзительной эмоциональностью самого сурового ворчуна и в какой-то момент всем захочется одновременно плакать от счастья и смеяться от восторга. Так проявляется детская непосредственность пограничника, за что его преданные фанаты готовы терпеть последующее страдающее средневековье. Хотя не всем пограничникам везёт на достаточное количество людей, поддерживающих этот маятник, больше похожий на гильотину.

После безбашенного загула у ПРЛ наступает неизбежное эмоциональное похмелье. Оказывается, границы есть, они везде и обмотаны колючей проволокой. Как правило, в такие моменты пограничник меняет “планету”, его счётчик автоматически обнуляется и пограничник переходит из “тёплого” периода в “холодный”. Ему кажется, кто его никто не любит, не помнит и не хочет знать, что он умрёт в нищете и одиночестве. Разубедить или воззвать к разуму не удастся даже Тони Роббинсу. ПРЛ отключит телефон, посыплет голову пеплом и удалится в башню из слоновой кости. Возможно, будет резать себя, если это есть в анамнезе, собьёт режим, пропустит мероприятия любой степени важности - аудиенцию у королевы, собственную свадьбу, пересадку почки. Включит 100% интроверта, но парадоксальным образом будет думать, что бросили его.

Если в такой момент у погранички случится контакт с родителями, то они страшно поругаются, ведь родители - источник травмы и её самый сильный триггер. Особенно мама: чаще ПРЛ диагностируют у женщин и они передают эту травму из поколения в поколение.

В родительской семье пограничник выполняет роль эмоциональной помойки. Он чаще всего становится ребёнком-изгоем в противовес золотому ребёнку, любимчику, из которого вырастает нарцисс. Но подробнее об этом позже. Тема большая и сложная, но достойна глубокого изучения, уж поверь.

У пограничников трудности с такими способами самопомощи, как медитация и визуализация. По этой причине они если рисуют, то срисовывают, а пишут то, что видели своими глазами или слышали своими ушами. Придумывать собственные миры получается с трудом. Могут плохо запоминать сны или запоминать неясные смазанные образы. В сон ПРЛ проваливается, как в чёрную бездну без времени и пространства. Только в таких обморочных снах они и отдыхают, полностью перезагружая мозг. Иные виды отдыха не восстанавливают их в полной мере.

Если ПРЛ не высыпается, то сваливается в болезнь: бесконечные насморки, герпес, циститы, молочница, головные боли, жесточайшие приступы мигрени, когда даже думать больно, невозможно стоять на ногах, а можно только лежать без сна в тихой и тёмной комнате и жалеть себя. ПРЛ склонны ковырять кожу, сдирать коросты, грызть ногти, объедать кутикулу до мяса, кусать костяшки пальцев, вырывать волосы.

У погранички отсутствует полноценный образ Я. Ей будто не хватает одновременно опоры внутри и границ снаружи: то кисель, то холодец - дребезжание и зыбкость. Медуза без памяти в холодном океане.

Вместо стержня ПРЛ порой использует махровое морализаторство, не замечая очевидного противоречия между своим мировоззрением и поведением. Пограничник с остервенением погружается в социальные движения: феминизм, эко-активизм, спасение животных, исторического наследия, борьбу за чистоту родного языка. В этом ложном и судорожном увлечении чужими ценностями проявляет искусственную эмоциональность, что окружающими считывается, как занудство.

У ПРЛ скандальное чувство юмора, не всегда понятно, шутка это или повод для драки. Ради красного словца не пожалеет родного отца. Горькая ирония, злой сарказм, безжалостный троллинг - если попался на острый язык пограничнику, только держись. Утешает только то, что он это не со зла, а от внутренней звенящей пустоты. Видеть чужие страдания не доставляет ему удовольствия, но он не может иначе. Иногда это провокация с целью получить достойный отпор, поругаться, получить стимуляцию, чтобы жить дальше. Очевидцы перепалок с пограничниками описывают ощущения как смесь ужаса и восхищения. Порой это похоже на ранние выступления Павла Воли, с тем различием, что ПРЛ выдает остроты экспромтом, без подготовки.

В общении с пограничником стоит выбивать клин клином, не идти на полумеры и не вести переговоры. Либо сразу сдавайся, либо стойко держись до конца. Важно правильно рассчитывать силы, взвешивать плюсы и минусы, видеть смысл.

Краеугольный камень ПРЛ: страх быть брошенным пополам со страхом быть поглощённым. Эдакий Тяни-Толкай, ну или Котопёс, если угодно.

Эти два противоречивых страха - ядро травмы ПРЛ, сформированное в результате гипервовлечённого воспитания с абьюзом или без, чередующегося пренебрежением с абьюзом или без. Мамы в раннем детстве пограничника было или угрожающе много, или катастрофически мало, а вишенкой на торте - насилие.

Неудивительно, что вырастая, такие дети причиняют себе и окружающим много боли. Осознанно или нет, они возмущают Поле вокруг себя, становятся источником конфликтов, провоцируют драмы, настраивают людей друг против друга. Иным кажется, что на них проклятие, порча, хотя чёрной магии нет - дело в травмированной психике.

Яркий пример ПРЛ в сериале “Почему женщины убивают” - Джейд. В фильме “Вечное сияние чистого разума” разворачивается полноценная история любви в пограничном стиле со слиянием, убеганием и потерей памяти. Элементы пограничного любовного поведения можно увидеть в “Завтраке у Тиффани”, в “500 дней лета” и в “Мечтателях”. Кинематограф любит ПРЛ: безупречная формула из соблазна, интеллекта и накала будто специально создана для фиксации на большом экране.

Пограничная фигура на старте отношений “обещает” прекращение земных страданий и вечное блаженное слияние. Это эволюционная ловушка, в которую из раза в раз попадают наивные невротики. Блаженное слияние возможно лишь с мамой и короткое время после рождения. Незакрытый гештальт, эта открытая форточка так и сквозит годами, привлекая людей, раненых чем-то похожим. Часто партнерами ПРЛ становятся НРЛ - люди с нарциссическим расстройством, но о них позже.

Про ПРЛ можно писать целые книги, что исследователи и делают. В завершение скажу, что пограничники - это не гомогенное болото, их по-разному классифицируют внутри типа. Мне нравится версия с четырьмя подвидами:
Ведьма
Королева
Отшельница
Беспризорница

Если хочешь, чтобы я раскрыла содержание этой типологии, пиши в комментариях, с радостью дополню этот собирательный образ пограничного расстройства.